Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-10-2014
НОБЕЛИАТИЗМ
Итак, нобелевская неделя 2014 закончилась. Премию по литературе получил французский писатель Патрик Модиано. Нельзя сказать, что выбор объективен...
17-10-2014
НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ И ОБДИРАЛОВКИ РОСАРХИВА ВЗЯТЫ НА КОНТРОЛЬ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ
На днях состоялось очередное заседание оргкомитета по проведению в России Года культуры...

Архив : №07. 16.02.2007

НУЖНА ОСНОВАТЕЛЬНАЯ ВСТРЯСКА

     
     Бывший офицер,он носит на себе след военной выправки. Историк и юрист по университетскому образованию, пять лет прослужил в армии, был солдатом и командовал взводом в Чечне, работал слесарем, машинистом, строителем и ещё бог весь кем, сейчас он писатель. Его рассказы, ёмкие и яркие, охотно публикуют «Новый мир», «Октябрь», «Дружба народов», их включают в антологии, отмечают премиями и грантами. В июне 2006 года Александр Карасёв стал лауреатом премии администрации Краснодарского края им. Е.Ф. Степановой.
     

     – Ты относительно поздно стал писать, если мне не изменяет память,лет в тридцать, что подвигло на это неблагодарное поприще?
     
– Первая попытка писать у меня была лет в двадцать пять – двадцать шесть, не считая самых ранних набросков. Писал традиционный для начинающего роман. Была интрига, был драматический сюжет, любовная линия и детективные элементы. Написал несколько страниц – начало и концовку. Всё это быстро забраковал и выбросил писательство из головы. В девяносто девятом году написал рассказ «Закладка», никому его не показывал, в сильно переработанном виде он потом был опубликован в «Дружбе народов» в позапрошлом году. Писать же серьёзно начал после командировки в Чечню. Наверное, нужна была основательная встряска, своя тема и свой жанр.
     – Ты бравируешь тем опытом, который получил, пройдя Чечню? Да и вообще, нужен ли опыт, чтобы писать о той же войне?
     
– У Василя Быкова спросили: «Может ли писатель невоевавший писать о войне?». «Может, – сказал Быков, – но лучше бы он этого не делал».
     – Из современных литераторов кто тебе наиболее близок?
     
– Мне нравится Маканин, Шукшин, Солженицын, Войнович, Довлатов, Веллер, Валерий Попов, афганская проза Ермакова. Из совсем современных – Дмитрий Новиков, Ирина Мамаева, Родион Белецкий, Игорь Одиноков, Аркадий Бабченко, Роман Сенчин, Дмитрий Орехов, Дмитрий Данилов. Это не всё – навскидку.
     – Твоя новомирская подборка 2006 года вышла с пометкой «в авторской редакции», ты не доверяешь редакторам?
     
– На самом деле, и польза от редакторов есть, хотя вреда больше. Я против искажения текста и смысла, отстранения автора от собственного труда, формализма грамматики. Часто бывает даже лучше, если редактор безразличен к своей работе. Моя позиция такая: нравится рассказ – берите. Не нравится – не берите. Обсудить готов, и со многим соглашаюсь, но последнее слово должно быть за мной… Безусловно, нужно изучать русский язык. Нужно самому быть редактором.
     – Нужно ли писателю вдохновение? Или он должен быть независим от этого? Не является ли писательство только по вдохновению неким хобби?
     
– Хобби не хобби. Всё равно. Для меня лично никогда это не было хобби. Труд здесь не тот, где надо просто ишачить. Труд в радость. Были у меня попытки писать «без вдохновения». Годами эти попытки лежат в специальной папочке. Всё в них есть, а жизни нет, нет поворотика какого-то. Другое дело, гармонизировать себя, не упускать «волну», учиться наблюдать, «зажигаться» не только от войны и страсти. Необходима методичность, в первую очередь в технической части (отделка, редактирование, подготовка к публикации) и умение вытягивать произведение, дорабатывать.
     -– Ты пишешь обычно сжатую короткую прозу. Со временем, по крайней мере в некоторых рассказах, ты даже наращиваешь уровень этой сжатости. Нет ли минусов в этой манере? Не даёт ли это меньшую глубину и многослойность?
     
– Если образ даётся через внешнее действие, а не описанием мысли, внутреннего монолога и мира человека, это может давать меньшую глубину. Я не сторонник исключительно одной манеры письма. Здесь ещё так – каждая вещь сама ищет форму – не совсем я в этом волен, если вообще волен.
     – Над чем ты работаешь сейчас? Сложно ли пишутся рассказы?
     
– Закончил рассказ «Лихолат». Был момент, когда за уши тянул себя за стол. Несколько раз. Сначала написал страниц тридцать пять, задумывал повесть. Потом всё повыбрасывал – ложь, банальность, вода. Вышел рассказик на 3000 печатных знаков, которым остался недоволен. Дня три этот рассказик жил или неделю, но при шлифовке ввернулась деталь, которая разрушила весь рассказ, и я написал новый, совсем другой. Было что-то вроде кризиса, когда ещё не ясно – будет рассказ, или нет, потом что-то вроде озарения, и – пошло. Работал ночь, курил, пил кофе, выполз утром совершенно радостный. Рассказ не большой, но и не маленький совсем – около 9000 знаков. Давно так не радовался рассказу. Даже устроил с другом презентацию с «банкетом» в шашлычной. Кажется, что вышел, наконец, в военной теме на то, к чему долго не мог подступиться. Рассказ «чеченский», именно о боевых действиях.
     – Какие перспективы своего творчества ты видишь? Я знаю, что ты уже практически составил книгу своих рассказов и, я думаю, она станет заметным событием в литературной жизни, единственная проблема найти издательство, которое её выпустит, что сделать автору не коммерческому достаточно трудно.
     
– Перспектив не вижу никаких. Их и не нужно видеть. Я просто пишу, потому что мне это нравится, есть такая потребность. Книга действительно ждёт своего издателя. Название: «Чеченские рассказы».
     – В книгу войдут только «чеченские рассказы»? Ведь у тебя есть рассказы лишь с отголоском войны, а есть и совсем мирные, о любви. О чём твоя книга?
     
– Нет, войдут практически все рассказы – тридцать девять. Многие, «чеченские», «получеченские» и совсем не чеченские, связаны цепочкой общих героев. Бывает, что эпизодический персонаж одного рассказа становится главным в другом. Книга о человеке, прошедшем армию, войну, послевоенную свою неустроенность. Это обыкновенный человек, не герой, он влюбляется и расстаётся, прожигает жизнь, бежит от суеты и попадает в её лапы. В общем, это наш современник.
     

Беседу вёл Андрей РУДАЛЁВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования