Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

25-07-2014
ЛЕРМОНТОВ ПРОЖИЛ – «С ПЕСНЮ»?
На мой взгляд, есть два варианта литературоведческих исследований. Первый: взять за аксиому, что автор – абсолютный гений, и затем все факты биографии..
25-07-2014
ПОСЛЕДНИЕ НЕДОВОЛЬНЫЕ
Тут социологи объявили, что россияне не хотят выходить на улицу. В смысле – протестные настроения упали почти до нуля. Такого, мол, не наблюдалось уже несколько десятилетий...

Архив : №17. 27.04.2007

МУЗА МАЯКОВСКОГО

     Жизнь и судьба Татьяны Яковлевой
     

     Д окументальная повесть Юрия Тюрина посвящена Татьяне Яковлевой – парижской возлюбленной Маяковского. Не будь их встречи поздней осенью 1928 года, наша героиня, несомненно, разделила бы участь сотен тысяч русских эмигрантов, безвестно канувших в Лету. В Истории остаются очень немногие. Татьяна осталась – как Муза, вдохновившая поэта на такие вот строчки:
     «Я всё равно тебя когда-нибудь возьму – одну или вдвоём с Парижем».
     – Так… взял он? – допытывались у неё на старости лет досужие литературоведы. – Было это?
     – Конечно, было, – невозмутимо отвечала она. – А зачем ещё встречаться?
     А на следующий день Татьяна Яковлева устало говорила Юрию Тюрину (русскому литератору, волею случая оказавшемуся в Америке): «Как они мне все надоели с постельными вопросами. Они не могут понять, что я всё-таки была барышней из приличной семьи…».
     – Оставайтесь у меня, – внезапно предложила она. – И я вам всё расскажу.
     – Насколько? – спросил оторопевший собеседник.
     – Ну, хотя бы, пока я жива.
     И Юрий Тюрин остался. На два года, пока жила. А потом на основе её воспоминаний написал эту книгу.
     Отношениям с Маяковским посвящена её первая глава. Здесь автор придерживается традиционной версии о злодейской роли двух сестёр: Лили Брик и Эльзы Триоле, способствовавших их разрыву. Сама же Татьяна оказывается как бы ни при чём. – Написала поэту, он не ответил: месяц, второй. Сколько можно ждать? Она и вышла замуж. Что поделаешь: не ответил же…
     Наверно, если бы по-настоящему любила, не стала бы так спешить с замужеством. Ещё бы подождала: и год, и два, и три! Если бы любила…
     Поэт умер, а Муза его осталась. Последующая часть повести описывает дальнейшую жизнь и судьбу Татьяны Яковлевой. Неудачный брак, новая любовь, отъезд в Америку. И почти на каждой странице автор говорит о незаурядности своей героини, по масштабу личности сравнивает её и с Маяковским, и с величайшими людьми своего времени. «Таких женщин даже Бог ваяет по заказу», – пишет Тюрин. Возможно. Но пусть автор ответит: а если бы не было знакомства Татьяны с великим поэтом – появилась бы его повесть?
     Да, она – Муза, вдохновляла других. А – сама? Что нового привнесла в этот мир? Создавала модели шляпок? Этого мало, очень мало.
     Главным для Татьяны Яковлевой было выжить, удержаться на плаву, достичь безбедного существования. Она вечно ощущала «подспудный страх перед нищетой и голодным днём». Слишком свежи были воспоминания о России, откуда с трудом смогла уехать в двадцать пятом. Как в одночасье рухнула жизнь её семьи, и она руками рылась в мёрзлой земле, выискивая гнилую картошку.
     Любовь Маяковского. Вернуться с ним в ненадёжную Россию? Конечно, нет! Муза выбрала обеспеченную жизнь.
     А потом с риском для жизни, без документов она пробиралась в оккупированный немцами Париж – чтобы забрать письма Маяковского из своей квартиры; так рассказывала она биографам. Письма Татьяна забрала, а в придачу к ним ещё и драгоценности, которые тоже оставались в квартире. И пусть её биографы и читатели задумаются: а если бы драгоценностей там не было? Ради одних писем стала бы рисковать?
     «Удержаться на плаву», – эта мысль преследовала её и когда она перебралась в Америку. «Даже в Нью-Йорке меня беспокоило чувство ненадёжности нашего материального благополучия», – признавалась автору Татьяна Яковлева.
     «Ты одна мне ростом вровень…», – писал о ней поэт. Ростом – да. А как личность, человек?
     У Владимира Маяковского в жизни была Мечта. Пусть несбыточная, утопическая, но – Мечта. Куда-то за горизонт стремился…
     А его возлюбленная хотела лишь удобно устроить свою жизнь: выйти замуж, родить ребёнка, иметь свой дом. Быть обеспеченной. Обычная женщина с обычными желаниями.
     Да, была мила и остроумна в разговоре, обаятельна и добра к людям. А вот Мечты у неё не было. Совсем не было.
     – Зачем она Володе? – решили сёстры Лиля и Эля.
     
     
     Юрий Тюрин. Татьяна. Русская муза Парижа. – М.: Гелеос, 2006, 232 с.
     
     

Игорь КЕЦЕЛЬМАН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Валерий Клебанов. Отражение звезды.

Иван Иванюк. Отражения: Новые стихи и переводы. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Максим Лаврентьев. Основное: Маленькие поэмы. Стихи. Статьи о поэзии. Интервью. Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования
z-lines.ru

Семейная гостиница метро тульская возле метро
flamingorooms.ru