НОВОСТИ

  • 14/09/2017
    Пойдёт ли на пользу дагестанской литературе всевластье клана Ахмедовых?

    По мнению поэта, литературного критика и публициста Миясат Муслимовой, захваченный кланом Ахмедовых "Союз писателей Дагестана со своими установками советских лет сегодня стал опасен... Деятельность этого союза преступна, потому что он раскалывает творческие силы, сеет вражду, потому что он ведёт политику культурного геноцида, потому что он обворовывает дагестанский народ, утаивая достижения культуры и заменяя их произведениями послушных, удобных и серых авторов. И власть республики поддерживает эту политику..."

  • 07/09/2017
    На Можайском полиграфкомбинате прописались то ли хитрые мошенники, то ли наглые лгуны

    Как известно, Можайский полиграфический комбинат в последнее время сильно лихорадит. Обострились все процессы после заключения руководителя этой организации Евгения Фельдмана под домашний арест. Комбинат перестал выполнять перед заказчиками свои обязательства.

  • С 6 по 11 cентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдёт 30-я Московская международная книжная выставка-ярмарка
    04/09/2017
    С 6 по 11 cентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдёт 30-я Московская международная книжная выставка-ярмарка

    Этот год для ярмарки особенный. ММКВЯ отмечает двойной юбилей: сорокалетие с момента проведения первой выставки и тридцатую по счету книжную ярмарку. Стенд "Литературной России" ищите в "Зоне СМИ", зал "C".

  • 27/08/2017
    "Литературная Россия" поучаствовала в московском фестивале прессы

    В субботу 26 августа в Москве на Поклонной горе прошёл юбилейный 15-й Московский фестиваль прессы. В этот раз в празднике поучаствовала и наша газета.

  • 22/08/2017
    Продлён конкурс "Расскажу о своём народе"

    В рамках проекта «Мы – один мир» мы несколько месяцев проводили конкурс «Расскажу о своём народе». Эта акция вызвала огромный интерес в нашей многонациональной стране. Статьи, рассказы, очерки, стихотворения продолжают поступать на редакционную почту. Поэтому мы решили продлить его до конца 2017 года.

  • 17/08/2017
    Если префекты в Москве воры, то почему мэр Собянин не инициирует их отставки и аресты?

    14 августа в «Новой газете» появился странный материал Юлии Латыниной в защиту мэра Москвы Собянина. Странно не то, что известная писательница и правозащитница так горячо взялась отстаивать московского градоначальника. Это её полное право, и не надо бросаться обвинениями, что, мол, Латынина кому-то продалась или срочно из-за каких-то благ переметнулась в другой лагерь. 

  • Скончался поэт Андрей Тарханов
    14/08/2017
    Скончался поэт Андрей Тарханов

    14 августа 2017 г после продолжительной болезни, скончался классик российской литературы Андрей Семёнович Тарханов.

  • ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!
    14/08/2017
    ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!

    В поддержку первого общего дальневосточного митинга «За право дышать!» вышли 12 августа на площадь Красных Партизан горожане Находки, проявив солидарность с жителями Славянки, Советской Гавани, порта Ванино.

  • 14/08/2017
    ТРИ СОБЫТИЯ В ОДИН ДЕНЬ

    Каждый день происходит много событий, особенно в сакральном 2017-м. Паводки, наводнения, землетрясения, аномальная жара, автокатастрофы с обилием трупов, пожары, теракты ... Но ЗНАКОВЫХ для России 10 августа 2017 г. случилось три.

  • 11/08/2017
    ЯРОСЛАВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ОПАСНОСТИ: Чиновничий беспредел

    Вбит ещё один гвоздь в крышку гроба ярославской литературы. Вбит уверенно, цинично, нагло, со знанием дела.

Архив: №48. 04 декабря 2009 Назад

Чья гипотеза беспомощна?

Беседа о «Тихом Доне» Александра Карасёва и Игоря Фролова, начавшая дискуссию об авторстве романа в «Литературной России», вызвала у их оппонентов крайне нервную реакцию, выражающуюся то в попытках натужно острить

Беседа о «Тихом Доне» Александра Карасёва и Игоря Фролова, начавшая дискуссию об авторстве романа в «Литературной России», вызвала у их оппонентов крайне нервную реакцию, выражающуюся то в попытках натужно острить («Благодарный Зеев Бар-Селла пригласит Карасёва и Фролова в туристическую поездку по антишолоховским местам восточного Средиземноморья»), а то и доходящую до откровенного хамства («Неужели в Кубанском педагогическом институте учат подобным глупостям?»). При этом существо аргументации сторонников версии о плагиате (не только А.Карасёва и И.Фролова) всё более отходит на второй план. Хотелось бы в связи с этим кратко обрисовать хорошо знакомое мне современное положение дел в дискуссии вокруг авторства «Тихого Дона» (и не брать при этом пример с защитников Шолохова в их переходе на личности, и не скатываться до банального хамства).

Сергей Корольков. Иллюстрация  к роману М.Шолохова «Тихий Дон»
Сергей Корольков. Иллюстрация
к роману М.Шолохова «Тихий Дон»

Отмечу сначала, что дискуссия по этой якобы «несуществующей проблеме» никогда не прекращалась в нашей стране, начиная с момента отмены цензуры в конце 80-х годов. Только за последние десять лет вышли книги известного историка донского казачества А.В. Венкова «Тихий Дон»: источниковая база и проблема авторства» (2000, новая редакция доступна на его интернет-сайте http://professor-venkov.ru), С.Э. и А.Г. Макаровых «Цветок-татарник» (2001, доступна на сайте филфака МГУ http://www. philol.msu.ru/~lex/td/?pid=01214&oid=0121), З.Бар-Селла «Литературный котлован: Проект «Писатель Шолохов» (2005), В.И. Самарина «Страсти по «Тихому Дону» (2005). Из последних работ нужно отметить труд известного филолога, переводчика и исследователя «Слова о полку Игореве» А.Ю. Чернова «Ворованный воздух» (доступный пока только в Интернете http://chernov-trezin. narod. ru/TitulSholohov.htm) и большую статью З.Бар-Селла «Записки покойника («Тихий Дон»: текстология хронологии)» в журнале кафедры славистики филологического факультета Белградского университета «Русская почта» № 1, 2008 (эл. версия – http: // tikhij-don.narod.ru/Zapiski.htm).

Основные аргументы против авторства Шолохова основаны прежде всего на анализе текста романа в его разных изданиях, начиная с журнальной публикации в «Октябре» и шолоховских рукописей, ныне хранящихся в ИМЛИ. Эти аргументы можно разделить на три основные группы.

1) Грубейшие противоречия в романе (вероятно, не имеющие аналогов у других авторов как по количеству, так и по «качеству»).

2) Многочисленные ошибки, вызванные неправильным прочтением Шолоховым чужой рукописи, что во многих случаях приводит к вопиющей бессмыслице.

3) Явные следы старой орфографии в романе и особенно его рукописях и ошибки Шолохова, связанные с попытками избавится от неё или неправильным пониманием текста, записанного по старой орфографии.

1) Остановимся на грубых противоречиях (так называемых нестыковках), по меньшей мере десятки которых присутствуют в «Тихом Доне». Интересно, что О.Лукошин, один из оппонентов А.Карасёва и И.Фролова, пишет, что «эксперты», обнаружившие эти нестыковки, не заслуживают никакого доверия, но, с другой стороны, подстилает соломки, утверждая, что эти нестыковки (которых вроде как и нет вовсе, поскольку «эксперты» никуда не годятся?) не имеют никакого значения.

Совершенно невообразимые противоречия в «Тихом Доне» встречаются в третьей части, при описании мировой войны и пребывания героев романа на фронте. Главные герои романа в самом начале войны в августе-сентябре 1914 г. одновременно воюют в Германии против немецкой армии (Восточная Пруссия, Северо-Западный фронт) и на территории Австро-Венгрии соответственно против австрийцев и венгров (Галиция, Юго-Западный фронт). Причём это относится ко всем основным мужским персонажам призывного возраста, за исключением Митьки Коршунова.

Григорий Мелехов – Галиция – главы V , X, XII, XIII, XVI, XX третьей части «Тихого Дона». Григорий Мелехов – Восточная Пруссия – глава XI третьей части. Упоминание о Восточной Пруссии как месте предстоящей службы Григория в 1914 г. есть уже в первой части (глава XIV). При этом в ранних изданиях романа (до 1953 г.) Мелехов в «галицийской» редакции получает ранение глаза и отправляется в тыловой госпиталь 21 августа 1914 г. (глава XX третьей части), но, согласно главе XI третьей части («восточно-прусская» редакция), он 5 сентября ещё находится на фронте, таким образом, «восточно-прусская» редакция и хронологически, так же как и географически, не состыкована с «галицийской». Несоответствие с датами 21 августа и 5 сентября было исправлено в изданиях «Тихого Дона», начиная с 1953 г., самым примитивным образом – даты боёв в Галиции 16 и 21 августа, во время которых Мелехов дважды получает ранение, перенесены на месяц вперёд и теперь (начиная с XVI главы) отнесены к 16 и 21 сентября. Исправление одной ошибки привело к другой – теперь Григорий Мелехов и его полк по-прежнему вступают в бой под Каменкой-Струмиловой в ночь с 15 на 16 августа, при этом Григорий получает ранение австрийским палашом (главы XII и XIII третьей части), но далее ранение Мелехова в этом бою отнесено к 16 сентября (глава XVI) – месяц как корова слизнула языком.

Евгений Листницкий в августе 1914 г. выезжает на Северо-Западный фронт (т.е. в Восточную Пруссию) – гл. XIV третьей части (c этим согласны и защитники Шолохова, например Ф.Ф. Кузнецов в его монографии «Тихий Дон»: судьба и правда великого романа», американский славист Герман Ермолаев в работе «Михаил Шолохов и его творчество»). Но уже с самого начала главы XV и далее в главе XXII описывается пребывание Листницкого на Юго-Западном фронте в Галиции. Вновь (абсолютно независимо от линии Мелехова) мы видим, что в романе присутствуют две совершенно разные редакции. Более того, в случае Листницкого сама галицийская версия далее раздваивается. С одной стороны, в главе XV он находится в своём полку не только во время первого боя в конце августа, но как минимум ещё через полторы недели, т.е. примерно 8–10 сентября. С другой стороны, в главе XXII Листницкий 29 августа получает ранение во время боя (совершенно в другой местности, нежели бой в главе XVI) и отправляется в госпиталь, а затем в отпуск на Дон.

Таким образом, мы видим на примере как Григория Мелехова (и связанных с ним совместным пребыванием на фронте его брата Петра, Степана Астахова, Михаила Кошевого), так и Евгения Листницкого чёткое географическое и хронологическое разделение глав «Тихого Дона», посвящённых самым первым месяцам мировой войны, на две (в случае Листницкого – на три!) независимые редакции, которые резко противоречат друг другу. Объяснить наличие разных редакций можно только тем, что окончательный текст романа составлялся и редактировался не подлинным автором (который, вероятно, и не завершил свою работу, а оставил после себя лишь неоконченный текст нескольких редакций – т.н. протограф «Тихого Дона»), а другим человеком, который не смог досконально разобраться в чужом архиве.

До сих пор защитники Шолохова так и не снизошли до сколько-нибудь вразумительных объяснений этих фактов. Обычно они отмахиваются общими словами о том, что подобные нестыковки можно найти у многих (или даже «абсолютно у всех», как утверждает О.Лукошин) авторов, например в «Войне и мире». Однако невозможно представить себе, чтобы Андрей Болконский одновременно находится под Аустерлицем и в России (или Пруссии). Пьер Безухов – на Бородинском поле и в Петербурге. Или у К.Симонова Серпилин или Синцов – на фронте и одновременно – в тыловом госпитале. Примеры подобных нелепостей, касающихся большинства главных героев, у других авторов шолоховеды никогда не приводят, вероятно, других таких примеров и в такой концентрации в одном произведении не существует в природе. Правда, Герман Ермолаев приводит примеры нестыковок в «Войне и мире». Однако даже самый серьёзный из них – сделанная один раз ошибка на один год в возрасте Наташи Ростовой – не приводит ни каким противоречиям в фабуле романа. Остальные ошибки: одна и та же цепочка называется один раз серебряной и один раз – золотой; ошибка в чине персонажа второго плана и т.п. – относятся к совсем уж мелким нестыковкам (своеобразный аналог «киноляпов»). Подобные действительно мелкие ошибки в изобилии есть и в «Тихом Доне», например, один и тот же третьестепенный персонаж назван в мае 1912 г. (гл. V первой части) молодым, ещё не служившим в армии казаком, а осенью того же года – уже отслужившим срочную службу (гл. IV второй части), но они и не рассматриваются как главные аргументы против авторства Шолохова. Апелляция шолоховедов к тому, что большой роман писался около 15 лет и именно этим вызваны ошибки и нестыковки, также несостоятельны и откровенно лукавы. Выше было показано, что совершенно не согласованы между собой ни хронологически, ни географически близкие, а то и соседние главы, написанные, по официальной версии, Шолоховым за короткий срок – в конце 1926 г. – первой половине 1927 г. Ещё раз обратим внимание, что речь идёт о механическом соединении в романе нескольких совершенно разных редакций, находящихся в грубом противоречии друг с другом. Невозможно представить, чтобы на такую примитивную компиляцию пошёл настоящий автор «Тихого Дона».

Кратко приведём ещё несколько примеров грубейших противоречий в «Тихом Доне» (список заведомо неполон). Ребёнок, зачатый Григорием и Аксиньей в четверг (гл. VIII второй части, см. также гл. XX второй части), уже в ближайший понедельник шевелится в утробе матери (глава X второй части). Один и тот же персонаж (погибший на фронте казак-студент – автор дневника в гл. XI третьей части) на соседних страницах ранних изданий назван то Тимофеем (например, с. 127 издания 1941 г.), то Александром (с. 129 там же). Брак Аксиньи и Степана Астахова то назван бездетным (гл. XX второй части), то упоминается родившийся в нём ребёнок (гл. VII первой части). Двор Мелеховых в первом же абзаце романа находится на восточном, нижнем по течению Дона краю хутора, а уже в гл. II первой части – на верхнем, западном. Сам хутор Татарский в романе неоднократно отнесён к станице Вёшенской, что даёт повод шолоховедам однозначно связывать роман только с Шолоховым как обитателем Вёшенской. Но в гл. LIX шестой части напрямую сказано, что Татарский находится ниже по течению Дона (восточней) хутора Рубежина Еланской станицы, расположенной в свою очередь восточней Вёшенской. Таким образом хутор Татарский в этом месте романа однозначно отнесён никак не к Вёшенской, а к Еланской, или даже к следующей далее на восток вниз по Дону Усть-Хопёрской станице – явный след не Вёшенского, а более «нижнего» происхождения героев романа, так и не понятый и не устранённый из текста Шолоховым.

2) Другая группа аргументов против авторства Шолохова, также практически игнорируемая оппонентами, – многочисленные ошибки, связанные с неспособностью Шолохова разобрать чужой почерк в оригинальной рукописи. Масса таких примеров есть в шолоховских рукописях, многие из них остались и в опубликованном тексте. В рукописях Шолохова встречаем «скипетр красок» вместо «спектр красок»; «Замок» вместо «Зимний» (дворец); вместо «колёсистый месяц» (т.е. полный месяц, в форме колеса) – «колосистый (!) месяц» (шолоховед В.Петелин в «ЛР», № 21, 2004 г., ошибочно утверждает, что это опечатка, однако и в шолоховских рукописях читаем именно «колосистый»); при движении отряда казаков в степи «на площади впереди выделялась осанистая, тепло одетая фигура» (имелось в виду на «пол-лошади», т.е. на половину корпуса лошади впереди); «доходил он [снег] лошадям до пояса» (на самом деле «до пуза»); «святой Дмитрий Сослуцкий» (!) (Солунский)... Всё это говорит только о том, что переписывался чужой текст, смысла которого переписчик (не очень эрудированный к тому же) сплошь и рядом не понимал. В истории литературы известны случаи, когда рукописи готовились к печати без участия умершего автора, и вследствие этого при издании были допущены грубые ошибки. Некоторые примеры приводит известный текстолог А.Л. Гришунин в монографии «Исследовательские аспекты текстологии»: напечатано «он многих ковал» вместо «он эмигрировал» (издание записных книжек Вяземского в составе посмертного Полного Собрания сочинений), «художник по маслу должен» вместо «художник, по-моему, должен» (издание наследия декабриста Н.Бестужева), «Ещё невесты не терял» вместо «Ещё не всё ты потерял» («Кавказский пленник» Лермонтова, не публиковавшийся при его жизни). «Скипетр красок», «пояс лошади» и пр. идеально укладываются в этот сюжет. Защитники Шолохова (включая участников дискуссии в «ЛР») практически всегда старательно обходят и этот круг вопросов.

3) Шолоховские рукописи содержат рудименты старой орфографии – «следъ», «дедъ», «вахмистръ», «армiя» и пр. В некоторых случаях Шолохов, понимая опасность конечных еров как улики против него, перестраховывается и, ошибочно принимая в протографе последнюю букву слова за ер «ъ», безжалостно изничтожает его, отсюда такой пассаж в рукописи: «у Толстого в «Войне и мир» есть место <...>» (конечная «ять» в слове «мире» была принята за «ъ» и устранена) «всяк прост разводил руками» вместо «всяк просто разводил руками» (устранена спутанная с ером буква «о») и т.п. Отсюда же смягчение глагольных окончаний («ъ» принят за «ь») третьего лица (в грамотной авторской речи, а не только в речи простых казаков) вроде «Прокофьева жена ведьмачить». Характерная для старой орфографии форма местоимений – «ея» («её»). Протограф «Тихого Дона» был написан по старой орфографии.

Ни одна из приведённых выше групп аргументов не подвергалась какому-либо серьёзному анализу и критике со стороны защитников Шолохова, хотя многие из них были опубликованы ещё около 20 лет назад в работах З.Бар-Селла и С.Э. и А.Г. Макаровых. Не думаю, что данная дискуссия будет исключением. Перефразируя одного из оппонентов, можно утверждать, что полная неспособность шолоховских апологетов дать сколько-нибудь вразумительное объяснение приведённых выше фактов в рамках версии о шолоховском авторстве является лучшим доказательством беспомощности этой версии.

Отмечу, что часто упоминаемая работа Г.Хьетсо и др. в защиту авторства Шолохова неоднократно подвергалась резкой критике специалистами-лингвистами и математиками как совершенно несостоятельная, см., например, сборник «Загадки и тайны «Тихого Дона», Самара (1996); или журнал «Вопросы литературы», 1991 г., февраль; до сих пор эта критика остаётся без ответа. Добавлю также, что, вопреки заявлению А.Коровашко, Хьетсо и его соавторы сравнивали (при этом совершенно некорректно) «Тихий Дон» далеко не «с корпусом остальных произведений Шолохова», а только с половиной (по объёму) этого корпуса художественной прозы Шолохова. Другая беспроигрышная, как казалось защитникам Шолохова, карта – рукопись – на самом деле дала многочисленные новые аргументы против авторства Шолохова, поскольку зачастую несёт явные черты бездумного переписывания, о чём уже говорилось выше. Кроме того, З.Бар-Селла в работе «Записки покойника...» указал на признаки того, что сама рукопись выполнялась Шолоховым для «комиссии по плагиату» уже с использованием первого отдельного издания романа (во многих отношениях рукопись грамотней, чем первые публикации в «Октябре» и «Роман-газете», и этим она ближе к отдельному изданию).

Алексей НЕКЛЮДОВ


Неклюдов Алексей Владимирович, кандидат физико-математических наук, доцент МГТУ им. Баумана, автор сайта о проблеме авторства «Тихого Дона» http://tikhij-don.narod.ru.


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий