Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-10-2014
НОБЕЛИАТИЗМ
Итак, нобелевская неделя 2014 закончилась. Премию по литературе получил французский писатель Патрик Модиано. Нельзя сказать, что выбор объективен...
17-10-2014
НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ И ОБДИРАЛОВКИ РОСАРХИВА ВЗЯТЫ НА КОНТРОЛЬ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ
На днях состоялось очередное заседание оргкомитета по проведению в России Года культуры...

Архив : №10. 07.03.2008

ДРЕВО АРСЕНА

     Древо жизни
     С кабардинским скульптором Арсеном Гучапшевым я познакомился на выставке его работ в Национальном музее Кабардино-Балкарской республики. Тогда я обратил внимание на большие загадочные геометрические фигуры, сделанные из камня. Позже выяснилось, что это была первая персональная выставка Арсена. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что этот – по нынешним меркам – ещё молодой скульптор является автором двух памятников в Нальчике: Лермонтову и «Древа жизни». При этом нельзя сказать, что Гучапшев обласкан республиканской властью, или имеет какой-то важный пост в местном союзе художников (до недавнего времени Арсен не был даже его членом). Как оказалось, у скульптора даже нет законной мастерской. В одной гостинице, стоящей на ремонте, он на птичьих правах занимает помещение, которое в любой момент могут отобрать.
     И тем не менее на сегодняшний день Арсен бесспорно является одним из ведущих скульпторов Кабардино-Балкарии. Случай, исходя из нынешних реалий, царящих в культуре, можно сказать, исключительный. Я объясняю такой успех Гучапшева только одним – несомненным талантом. А ещё – сильным характером. Если сначала становление скульптора шло по накатанной колее: Суриковский институт в Москве, золотая медаль Академии художеств за дипломную работу, армия в ЦСКА (где Арсен лепил портреты спортсменов, в их числе – нынешнего министра спорта В. Фетисова), стажировка в 1991 году в Италии (правда, уже за свой счёт), то потом, с приходом 90-х годов, тепличные условия для созревания таланта разом закончились. И нужно было проявить недюжинный характер, чтобы продолжать оставаться художником.
     Конечно, новые времена, мало располагающие к творческой работе, не могли не коснуться Арсена Гучапшева. Какое-то время он вообще не занимался скульптурой. С одной стороны, Арсен, вернувшись в Нальчик, долго не мог нащупать свой собственный стиль. Фактически надо было забыть всё, чему научили в академической школе, и начинать всё с нуля. А делать что-то сомнительное в творческом плане Гучапшеву не хотелось. С другой стороны, не было востребованности, отсутствовали достойные заказы. Нальчик не является крупным арт-центром, поэтому арт-рынок развит довольно слабо. Да, в городе есть художественные галереи, но они, по словам Арсена, имеют сувенирную направленность, рассчитанную на туристов. Несколько лет Арсен занимался производством, выпускал керамику. Скульптор вспоминает: «Нужно было обжечь четыре скульптуры. Для этого необходимо было запустить остановившийся керамический завод. После того как выполнили работу, ко мне пришли рабочие по обжигу с просьбой не бросать их. Пришлось придумать продукцию – красноглиняные цветочные горшки. Хотя это, прямо скажу, не очень прибыльное дело».
     В то же время Гучапшев понимал, что если полностью уйти в производство, то есть риск оттуда уже не вернуться. Поэтому он старался находить время на скульптуру. Перебивался разовыми заказами; однако брался не за любую работу. «Если частный заказ, – признаётся Арсен, – противоречит моим художественным принципам, я отказываюсь от него. Я лучше сделаю забор для стадиона «Спартак».
     Толчком к новому творческому подъёму Арсена Гучапшева послужило предложение местной интеллигенции сделать памятник Лермонтову. Правда, сначала писатели пришли с этим предложением к Руслану Цриму. Но он, зная нелёгкое положение Арсена, посоветовал обратиться к нему. К слову, Арсен вполне разделяет основные идеи рецептуализма, провозглашённые Цримом, и считает, что он дал жизнь новому направлению в современном изобразительном искусстве. «Впрочем, – поясняет Арсен, – здесь есть небольшая поправка на материал, который диктует свои правила. Изображая в разных материалах один и тот же знак, символ, получаются совершенно разные вещи».
     Другая этапная работа Арсена Гучапшева, занявшая первое место в конкурсе, памятник адыгам – жертвам Кавказской войны. Арсен называет его просто: «Древо жизни». «Древо жизни, – объясняет скульптор, – восходит к национальным корням и является современной трактовкой традиционной пластики. Его изображение часто встречается в майкопской и хаттской культурах. Семь ветвей древа означают семь поколений: у адыгов родство определялось до седьмого колена. Хочу подчеркнуть, что этот памятник не войне и не скорби, он имеет жизнеутверждающий смысл, олицетворяет мудрость адыгского народа». Кстати, «Древо жизни» высоко оценил Михаил Шемякин, когда в 2006 года приезжал на родину своих предков.
     Сейчас Гучапшев участвует в другом конкурсе: на лучший памятник Алиму Кешокову. Как видим, скульптор стал востребованным, а значит, появилась так необходимая любому художнику уверенность в своих силах. Отрадно, что Арсен не останавливается на достигнутом. На мой вопрос, какую работу он считает лучшей, Арсен ответил: «Которую ещё не сделал». Нам остаётся только пожелать скульптору успехов и ждать от него новых талантливых произведений.

Фёдор ХМЕЛЕВСКИЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования